Некрономикон Саймона или Симона, также называемый Саймономикон или Симономикон, прочно вошел в современный Культ Древних, являясь одним из основных текстов Традиции. Не смотря на содержание, более подходящего для служителей Старших (Шумерских богов), книга завоевала популярность в оккультных кругах, породив новые течения в магической практике. В 2017 году изданию юбилей — сорок лет.

«Некрономикон» Саймона впервые опубликован в 1977 году издательством Schlangekraft, Inc ограниченным тиражом в твердой обложке. Спустя годы тот тираж является раритетом. Книга приобретает массовый характер после выхода в мягкой обложке от издательства Avon books в 1980 году. По слова Питера Левенды, с тех пор напечатан миллион экземпляров «Некрономикона»,  но об этом позже.

Русскоязычная аудитория увидела книгу спустя многие годы. Около десяти лет назад появился первый общедоступный перевод под редакцией Тесленко. Наверняка труд Саймона сыграл свою роль в тогдашнем расцвете Культа Древних в России, т.к. именно в 2006-2009 годах всплыли все самые важные и основные труды, которые до сих пор составляют основное идеологическое и практическое ядро данного оккультного явления.

Однако у русскоязычного перевода один существенный минус — отсутствие предисловия автора под псевдонимом Simon, которое в оригинальном труде занимало около трети книги — 80 страниц из 263 общего текста. В нем Саймон рассказывает, как он и его товарищи были ознакомлены с греческим переводом «Некрономикона», предоставленным таинственным монахом. Проведя некие эксперименты с текстом, они убедились, что книга — подлинная кладезь магических ритуалов, которые старше всех известных религий. Саймон также предостерегает об опасности «Некрономикона» и настаивает, что предисловие — только та часть книги, которую он написал. Также он рассуждает о связи Г. Ф. Лавкрафта, А. Кроули, К. Гранта, проводит параллели между древней мифологией, в том числе месопотамской, и другими религиями.

Не смотря на столь позднее появление текста в рунете, еще в 2002 году была опубликована статья, где проводился сравнительный анализ подлинности текста Саймона и другой популярной версии «Некрономикона» авторства Уилсона-Лэнгфорда-Тернера. Авторы пришли к выводу, что именно «Некрономикон» Саймона более напоминает подлинную версию и приводят доказательства из текста:

1) Как сказано в предисловии к этому изданию, оригинал этого текста попал редактору(Саймону) в руки от одного «неортодоксального» прелата: Fr. Montague Summers. Этот человек действительно существовал, он жил в Америке в 30х-40х годах ХХ века, и мало того, написал несколько книг по оккультизму и колдовству. Вы можете сами в это убедиться, набрав его имя и фамилию в зарубежных поисковиках.

2) В «Исповеди безумного араба» упоминаются горы Масшу, недалеко от которых жил автор этого «Некрономикона». Благодаря карте составленной Геродотом, мы выяснили, что эти горы действительно существовали, и их латинское название: Masius. Горы Масшу упоминаются и в шумерском «Эпосе о Гильгамеше», как горы находящиеся на самом востоке, и действительно, следую карте Геродота, Масшу расположены на востоке Верхней Месопотамии, рядом с хребтом Восточного Тавра.

3) В той же исповеди:»Я поднимал армии против Земель Востока,… и так нашел Нгаа, варваров Бога, выдыхающего пламя и рыкающего подобно раскатам тысячи громов». Изрядно повозившись нам удалось найти упоминание о Нгаа:»Нга, Нгаа-верховное божество нэнцев, бог огня в самодийском пантеоне.» Самодийцы и ненцы были частью племен угров, живших близ Алтая и в Сибири, примерно в 1 тыс. до н.э. они перекочевали на юг, в Среднюю Азию. Действительно около 6 века н.э. арабы воевали с племенами жившими восточнее и севернее, примерно на территории современного Ирана.

4) Все боги упоминаемые в НС полностью соответствуют богам шумеро-аккадского пантеона. Города описанные В НС, такие как: Ур, Ниннипур, Урук, Вавилон, Кута действительно существовали на территории Месопотамии, и их развалины сейчас открыты для посещения.

5) В предисловии сказано, что перевод был осуществлен с греческого, это действительно так, потому что во вратах Сфер имеются греческие слова: xava, nana, ha, xamodaimom,maxom. Значение слов еще не установлено, но все указывает на их греческое происхождение. Еще одна интересная особенность: вратам Нанны в НС почти полностью соответствует один из лунных пантаклей в «Большом ключе Соломона», с той лишь разницей, что надписи выполнены на иврите. Это странно, ведь больше в ключах Соломона пантаклей такой формы не встречается, этот пантакль уникальный.

6) «Книга о сожжении злых духов» в НС полностью соответствует шумерской «Маклу», все заклинания приведенные там аутентичны.

7) Вместо слова «круг» в английской и русской версии употребляется слово «мандал» для обозначения круга для вызываний духов, дело в том что по-арабски «al mandal» означает «круг». Это еще одно подтверждение арабскому происхождению текста.

«Книга 50 Имен Мардука» полностью соответствует именам перечисленным в конце шумерской поэмы «Энума Энлиш», только в «Энума Энлиш» нету графических изображений печатей.

9) «Писание Маган» соответствует шумерской поэме «О сне Иштар», только перевод чуть изменен. Все это наводит на мысль, что автор «Некрономикона» пользовался более древними источниками, отсюда и название «Книга мертвых Имен»- книга о том что прошло и забыто.

10) Все заклинания приведены на шумерском языке, языке оригинала, тарабарщины как у Уилсона и Лангфорда здесь нету.

11) «…когда Медведица висит на своем хвосте…», вначале это кажется невозможным и абсурдным, но это явление можно наблюдать находясь ближе к экватору, примерно в Аравии, Сирии и Ираке. Следовательно автор писавший это жил там.

12) «И время Ламас есть месяц Айру, сезон Наттиг есть Арахшамма, сезон Устур есть месяц Шабату»-это вавилонское месяцеисчисление, названия месяцев приведены в соответствии с вавилонским календарем. Это еще раз подтверждает подлинность НС.

13) Город Иерусалим в английском и русском переводе искажен, и звучит к Ершалаим, или Урсалаим, это не просто похабность перевода, дело в том, что «Ур-Салим» или «Ер-Салим» арабское название Иерусалима и означает «мирный».

14) Упоминается в НС «Ершалаимский жрец Абдул-бен-Марту», это абсолютно реальная личность, которая упоминается в Библии, в Ветхом Завете.

15) Автор оперирует понятиями из которых видно древнегреческое влияние на Месопотамию:»…коснутся пещер преисподни Хадес…»; «которую греки прозывают Месопотамией», действительно в 5-4 веке до н.э. древнегреческое влияние в Азии было сильно, это еще раз доказывает подлинность этого текста, во всяком случае, его возраст и место написания.

16) В русском и английском переводах, некоторые предложения звучат довольно странно, в смысле по конструкции:»Я странствовал средь звезд и перед Богами трепетал», «…на вершинах храмов, воздвиженых звезд достичь дабы…», изучил сказания прежние», «и так нашел Нгаа-варваров бога» и.т.д. Некоторые слова в предложении переставлены, но это опять же таки, не похабность перевода, а особенности арабского языка, в арабском так строятся все предложения…

На основе вышеприведенных доводов можно утверждать, что мы обладаем подлинной версией пресловутого «Некрономикона», или одной из книг по шумерской церемониальной магии, написанной арабом в Азии примерно в 6-8 веке н.э. и переведенной позже на древнегреческий. Если это подделка то кому-то пришлось потратить пару лет, здесь все гладко и не к чему придраться. 

Данные аргументы никак не доказывают истинность «Некрономикона», т.к. у современного автора есть все возможности исследовать историю древней Месопотамии. И даже нет необходимости в специфических знаниях культуры и религии Шумеров, если труд является сборной компиляцией — достаточно найти соответствующие книги. Джон Виздом Гонс III и Даниэль Хармс в труде The Necronomicon Files отметили поразительное сходство с другими произведениями, упомянутыми в библиографии, например с C. Thompson’s The Devils and Evil Spirits of Babylonia и James B. Pritchard’s Ancient Near Eastern Texts Relating to the Old Testament — до такой степени, что представляется маловероятным, что отдельные переводы могли бы прийти к такому же результату. Кроме того, два члена круга Magickal Childe, Khem Caigan, иллюстратор «Некрономикона», и Алан Кабал, американский оккультист, независимо друг от друга заявили, что книга была широко известна как обман в местной оккультной тусовке.

Оуэн Дэвис называет «Некрономикон» грамотной мистификацией, но добавляет, что составление гримуара из предыдущих источников — широко известный прием для создания магической книги, что по сути не делает его подделкой или подлинником. То же самое отметил Дэн Клор, который пишет, что «Некрономикон» Саймона — такой же «обман», как Малый ключ Соломона или шестая и седьмая книга Моисея.

В ответ на критику Саймон опубликовал труд «Мертвые Имена: Темная История Некрономикона». Наверняка выход книги был связан с новой информацией от Алана Кабала. В 2003 году Кабал сообщил, что за псевдонимом Simon скрывается писатель Питер Левенда. А доказательством этому служит бюро США по защите авторских прав, где среди создателей книги Simon’s Gates of the Necronomicon указан именно Левенда под псевдонимом Simon. В 2013 году Питер Левенда в очередной раз сообщил журналисту Джозефу Флэтли, что Саймон — не его псевдоним.

Так кто же скрывается за Саймоном? И какова роль Питера Левенды во всем этом? Для прояснения этих вопросов нужно процитировать статью авторства Serva A.G. о книге «Мертвые имена: Темная история Некрономикона»:

В течение многих лет Некрономикон Саймона подвергался жестокой критике со стороны некоторых ученых и писателей. За это время его последователи публиковали работы, чьей целью было доказать аутентичность текста и существование Культа Древних до Лавкрафта. Одна из таких публикаций, «A History of the Necronomicon and the Sword », подробно описана в моей статье «Манускрипты и Артефакты».

В 1981 было издано дополнение «Report on the Necronomicon», позже известное как «Necronomicon Spellbook» (пояснения и указания к проведению описанных обрядов). С тех пор Саймон пребывал в молчании – практически четверть века – но в марте 2006 года появилась его новая книга «Dead Names: Dark History of the Necronomicon».

Несмотря на все старания, приведение фотокопий рукописей, фотографий ритуального оружия и т.д., переубедить критиков не удалось. Джон Виздом Гонс III и Даниэль Хармс выпустили книгу The Necronomicon Files ( Night Shade Books , 1998), в которой рассматривается (не без доли иронии) социально-культурное влияние разных версий Некрономикона, в том числе и редакции Саймона. Конечно, он не мог не ответить на эти выпады, и новое его творение – еще одна попытка подтвердить реальность манускрипта, послужившего основой для его изысканий. Хармс утверждает, что он ведет переписку с таинственным монахом (хотя мне это представляется малоправдоподобным) и лично обсуждал с ним спорные моменты « Dark History ». Так или иначе, дискуссия длится до сих пор, и проследить за ее ходом можно на сайте http://danharms.wordpress.com.

Появление манускрипта

Самым слабым местом в легенде Саймона является, безусловно, мистический манускрипт, появившийся неизвестно откуда и исчезнувший вскоре после окончания перевода. Поневоле задашься вопросом, а существовал ли он вообще. И в первой части «Темной Истории» рассказывается именно о том, как эта древняя рукопись попала в руки переводчиков.

Питер Левенда (Levenda) и Эдрю Працки (Prazsky) познакомились благодаря любви к оккультизму. Когда началась война во Вьетнаме, они решили назваться монахами Славянской ортодоксальной католической церкви, чтобы избежать призыва. Оба были родом из Чехословакии, что дурно сказалось на их карьере: во время Холодной Войны старались избавиться от всех выходцев из соцстран или, во всяком случае, максимально усложнить им жизнь.

Еще двое их друзей по рясам, Стивен Шапо (Chapo) и Майкл Хьюбек (Hubeck), прославились как искусные воры – они выносили из университетских библиотек редкие старинные издания, пряча их под одеждой. Затем монахи удаляли все опознавательные знаки и продавали книги антикварам. Раскрыв это, Працки заключил с ними соглашение: теперь библиотечные воры снабжали его оккультными манускриптами, одним из которых и оказался Некрономикон.

От Працки книга попала к Саймону, а от него – к Герману Слейтеру, владельцу Бруклинского магического магазина. Слейтер обнаружил там имя Лавкрафта, была сформирована бригада переводчиков с целью расшифровать и опубликовать манускрипт, а позже Некрономикон был возвращен грабителям. К сожалению, Хьюбек и Шапо вскоре были пойманы и перед арестом уничтожили все компрометирующие доказательства – то есть, всю коллекцию нераспроданных рукописей. В подтверждение изложенному Саймон приводит фотографии, вырезки из газет и документы уголовного дела против неудачливых монахов.

Все мы знаем «историю Некрономикона», созданную Лавкрафтом. Многие брали ее как факт для написания своих книг по этому вопросу (Дж. Соломон, например). Но Саймон пытается не столько переписать ее, сколько расширить и снабдить аргументами археологического и лингвистического толка. Он начинает с поиска корней Древнего Культа в Шумере и их индийских потомков.

Племя Тода

На юго-востоке Индии в горах Нильгири обитает таинственное племя, непохожее на своих соседей ни обликом, ни обычаями. Они светлокожи, и их говорят на крайне простом языке (даже по меркам аборигенов). Уже несколько веков ученые безуспешно пытаются определить их происхождение, объявляя их потомками скифов, римлян и даже евреев. Один из ранних антропологов ( Prince Peter of Greece ) выдвинул теорию о том, что племя Тода произошло от шумеров; основывался он на сходстве имен божеств (например, On = Anu ).

Главной богиней считается Гирья-дева — ее символизирует колокол на шее у буйвола, который также весьма почитаем. Рога его ассоциируются с полумесяцем, изображения украшают дома, ему же возносятся молитвы и делаются возлияния. Все в племени Тода — вегетарианцы и разводят скот только для молока. Правда, его же они приносят в жертву. В одном из обрядов погребения проводится церемония, основную часть которой занимает убийство буйволов в больших количествах. Кроме этого, Тода поклоняются солнцу и богу охоты, верят в злых духов и реинкарнацию.

Число их невелико – несколько сот человек. Тода до сих пор практикуют обычай «покупки» женщин, когда одна жена живет с несколькими мужчинами (братьями), а дети записываются на них по старшинству. До недавнего времени было распространено убийство «лишних» детей, чаще всего девочек. Ученые считают, что этому племени грозит неизбежное вымирание.

Именно народ Тода Саймон считает последователями шумеров. Делает он это скорее по лингвистическим причинам, нежели по антропологическим (хотя встречается довод, что формула крови племени не соответствует биологической среде — так, они неизбежно вымерли бы от малярии, если б спустились с гор). Язык, как уже было сказано выше, очень простой: в нем всего два времени (настоящее-будущее и прошлое), падежи совпадают по форме, а множественное число имен никак не маркируется (Pope , A brief outline of the grammar of the Toda language , 1873).

Впрочем, нас интересует не грамматическая, а лексическая сторона. В этой части «Темной Истории» упоминаются некоторые слова языка Тода и шумерского, которые могли бы иметь общее происхождение. Одно из них « cutha ». Некоторые писатели возводят имя « Cthulhu » к форме KUTULU , что означает «человек из Куту». Но что есть Куту? Это подземный мир, обиталище мертвых, прообраз первого ада? Саймон утверждает, что Куту – не просто мифологический термин, а реальный город, почти мегаполис, имевший связь с подземным миром. Удивительно, но этот город действительно существовал (и критики не могут сказать ничего против), он находился к востоку от Ниппура, в крайне неплодородной местности – вполне понятно, почему он приобрел такую славу… Я встречала этот город на картах в работах Дьяконова, там же – небольшую речку, ближе к Уру, которая называлась «кутулу». Это меня удивило – ведь раньше я нигде не встречала упоминания об этой реке.

Также в этой части «Темной Истории» обсуждается происхождение и сущность термина Абсу и приводится легенда о боге Энки, где он предстает вовсе не защитником рода людского, а скорее диктатором, насылающим адских тварей на своих подданных.

Некрономикон в Европе

Подискутировав на тему шумерских мифов и возможных хранителей культа в горах Нильгири, Саймон переходит к более близкому периоду – европейской истории Некрономикона. Он ссылается на исследования Дж. Питерсона, который отыскал упоминание о Ктхулху в еврейском гримуаре 18 века, Mafteah Shelomoh . Несмотря на название («Ключ Соломона») манускрипт не стоит путать с широко известным « Greater Key of Solomon ». Документ содержит имя и печать Ктхулху, на иврите KThULH . Это не значит, что Mafteah Shelomoh – версия Некрономикона, напротив, гримуар крайне далек от него по смыслу… И тем не менее, запись доказывает, что это «лавкрафтианское божество» было известно мистикам 18 века.

Предполагается, что эта копия была изготовлена в 1700 году. Рукописный текст довольно неразборчив, он содержит много исправлений и замечаний переписчика, относящихся, очевидно, к оригиналу. То же можно сказать и об иллюстрациях – копиист не обладал художественным талантом и иногда, пытаясь улучшить свое творение, делал несколько вариантов одного рисунка. Книга не только написана на иврите, она еврейская по духу – несмотря на встречающиеся христианские мотивы, такие как падение Люцифера. В основном, 157 страниц занимают перечисления духов природы и планет и каббалистические заклятия. Интересно заметить, что исходя из этой системы, дух, именуемый KThULH , относится к созвездию Девы.

Есть ли другие подобные документы? Одним из них, возможно, владели адепты Золотого Рассвета. В книге «Современная Церемониальная Магия» (Фрэнсис Кинг), упоминается гримуар « Veils of Negative Existence », который является переводом арабской рукописи шестого, седьмого либо восьмого века нашей эры. В 1915 году он широко обсуждался и цитировался на лекциях общества розенкрейцеров. В работах Ф. Кинга есть цитаты, проливающие свет на эту таинственную рукопись. По его сведениям, она принадлежала не Золотому Рассвету, а Храму Кромлеха. Хотя организации, безусловно, сотрудничали друг с другом. В ритуалах Храма прослеживается связь с цветовой Лестницей Светил, упомянутой Саймоном, кроме того, их верховное божество зовется «Шемеш».

«Все учение нашего ордена было почерпнуто из книги, известной между посвященными как «Покровы небытия». Более 600 лет эта книга [скрывалась] от низших адептов и дозволялась к прочтению лишь тем, кто достиг высот. Но сейчас я решил опубликовать отрывки из этой книги … адаптировать их для неофитов. … Слово должно обрести плоть, и Небытие манифестироваться в нашем мире».

Дальше следует несколько абзацев о непорочном зачатии на фоне вавилонских преданий о Великой Матери и рождении живого бога. Не такой уж редкий сюжет, встречавшийся не только у христиан, но таким образом священная книга Храма утрачивает возможность быть версией Некрономикона.

«Темная История» не обошлась и без упоминания Алистера Кроули и его «Книги Закона». Айвасс, слепой безумный бог, может связывать работы Кроули и Лавкрафта, являясь тем существом, что вдохновляло обоих. Кроули считал его духом Марса, который говорил с ним в 1904 году в Каире, а Лавкрафт воспринял как Азатота, олицетворение хаоса. Саймон считает, что если заглянуть глубже в работы Кроули и его последователей, то эта связь становится очевидной.

Завершает книгу цепь трагических событий 20 века – известные убийства и крупнейшие катастрофы, за которыми угадывается тень Древнего Культа, а также печальная судьба, постигшая переводчиков украденного манускрипта. 

В статье использовались материалы переписки Саймона и Хармса, а также, работы авторов — Шапошниковой («Тайна племени Голубых гор») и Волкнера («Правда о Тода»), а также материалы сайта Twilit Grotto , архива эзотерических манускриптов.

Стоит остановиться подробнее на личности Питера Левенды. Это американский писатель, исследователь оккультизма, пишущий о тайнах истории. Он автор многих  книг, самая известная из которых «Нечестивый союз» об эзотерическом гитлеризме и нацистском оккультизме. Родился в 1950 году в Нью-Йорке. Много путешествует в поисках материала для книг. Был президентом международного подразделения Ortronics, Inc., телекоммуникационной компании, базируемой в Коннектикуте. Проживает в Майами. Левенда весьма плодотворен в качестве писателя:
Unholy Alliance: A History of Nazi Involvement With the Occult (1994)
Sinister Forces — The Nine: A Grimoire of American Political Witchcraft (Sinister Forces) (2005)
Sinister Forces — A Warm Gun: A Grimoire of American Political Witchcraft (Sinister Forces) (2005)
Allianza Malefica / Unholy Alliance: The Nazis and the Power of the Occult (2006)
Sinister Forces — The Manson Secret: A Grimoire of American Political Witchcraft (Sinister Forces) (2006)
Gates of the Necronomicon (as Simon) (2006)
The Mao of Business: Guerrilla Trade Techniques for the New China (2007)
Stairway to Heaven: Chinese Alchemists, Jewish Kabbalists, and the Art of Spiritual Transformation (2008)
The Secret Temple: Masons, Mysteries and the Founding of America (2009)
Tantric Temples: Eros and Magic in Java (2011)
Ratline: Soviet Spies, Nazi Priests, and the Disappearance of Adolf Hitler (2012)
The Angel And The Sorcerer (2012)
The Dark Lord: H. P. Lovecraft, Kenneth Grant, and the Typhonian Tradition in Magic (2013)
The Hitler Legacy: The Nazi Cult in Diaspora, How it was Organized, How it was Funded, and Why it remains a Threat to Global Security in the Age of Terrorism (2014)
The Tantric Alchemist: Thomas Vaughan and the Indian Tantric Tradition (2015)
The Lovecraft Code (2016)
Sekret Machines: Gods, Man & War (with Tom DeLonge) (2017)

Совсем недавно он опубликовал «Код Лавкрафта», а в 2013 году книгу «Темный Хозяин: Г. Ф. Лавкрафт, Кеннет Грант и Тифонианская Традиция в Магии». Следовательно, Левенда — специалист по творчеству Лавкрафта, но был ли он таковым в 70-ые годы прошлого века, создавая свою версию «Некрономикона», когда ему было 25-27 лет? Вопрос остается открытым. Участник нью-йоркской оккультной тусовки 70-80-ых, сформированной вокруг известного магического магазинчика Слейтера, вышеупомянутый Алан Кабрал в статье «The Doom That Came to Chelsea» раскрыл многие секреты о происхождении «Некрономикона» и роль Левенды в его создании. В те времена Питер тоже был частью магической тусовки для любителей оккультных наук и наркотических веществ. Однако писатель признает, что работал над «Некрономиконом» совместно с Саймоном, но отрицает, что именно он скрывается за этим псевдонимом. За столько лет Питер Левенда отвечать на вопросы об авторстве «Некрономикона» наверняка устал. Поэтому опубликовал заметку на личном сайте. Часть этого текста стоит процитировать:

О Некрономиконе

Многие читатели проявили заинтересованность в предыстории этого загадочного фолианта, которым я занимался еще в 1970-х годах. Я давал интервью по этому поводу на протяжении многих лет, например интервью с Трейси Твимэном, которые были широко перепечатаны и опубликованы по всей сети и в печатных изданиях. Я считаю, что я сказал все, что я мог сказать об этом, но тема все равно всплывает.

Главный вопрос: Питер Левенда на самом деле Саймон, редактор версии Некрономикона, называемой “Simonomicon”?

Отложив на время мысль, что — как уже говорилось много раз — “Саймон” — это псевдоним, и было бы грубо, если не контрпродуктивно раскрывать личность Саймона, давайте рассмотрим этот вопрос более подробно.

Почему такой интерес к Саймону? Некрономикон — не важно, что вы думаете о нем — это совершившийся факт. Любая книга всегда более важна, чем ее автор, издатель, редактор, книжный дизайнер, принтер и т. д. В данном случае Некрономикон выдержал испытание временем. Он был опубликован в издательстве Эйвон в мягкой обложке тиражом около миллиона копий с момента своего первого появления в 1980 году. Экземпляры в кожаном переплете первого издания (опубликованного в 1977 году) продаются за сотни долларов каждый. Уильям Берроуз назвал данную публикацию “вехой в истории духовного освобождения”. Любительское производство выросло вокруг книги, порождая много других книг, веб-сайтов и групп, посвященных Некрономикону и практикующих его ритуалы. 

Один из вопросов, который постоянно возникает, это то, что существует приложение об авторских правах на книги в серии Некрономикон, которое носит мое имя, как владельца авторских прав. Это веское доказательство. Я уже говорил не раз, что личность Саймона должна быть защищена, как и его работы при необходимости. Очевидно, Саймон не мог претендовать на авторские права этих книг от своего имени, иначе зачем псевдоним? В наше время, где все оцифровано, было бы слишком легко проследить его через подставные фирмы и оффшорные счета, если это было нужно.

Его книга мертвых имен в значительной степени подводит итог ситуации, предлагая большую предысторию и раскрывая имена тех, кто были вовлечен в книги, кражи и т. д. Если кто-то действительно хотел разрушить легенду, там более чем достаточно информации, чтобы дать ход делу: имена, даты, места.

Я никогда не отрицал свою роль в Некрономиконе. Список моих связей, дружеских отношений и увлечений довольный странный, я признаю. Некрономикон является символом странного путешествия длиною в жизнь. И путешествие это было и буквально: я жил и работал за границей, побывал в более чем сорока странах, выучил несколько языков, занимался собственным бизнесом. Некрономикон — это кусок моей жизни, когда я спускаюсь в темные туннели американского духовного опыта, вооруженный не более, чем мерцающим фонариком, огрызком карандаша, и сардоническим чувством юмора.

Как Томми Ли Джонс — играя Клэя Шоу — в фильме Оливера Стоуна «JFK» сказал: «Меня как и всех бизнесменов, обвиняют во всем». Для меня Саймон просто один из них!

Решать кому верить остается за каждым. Следует помнить, что исследователи мистических и исторических мистификаций часто не прочь создавать эти мистификации сами. Тем более, если это выгодно с финансовой точки зрения, то создать легенду вдвойне привлекательная идея, а войти в историю с помощью нее — втройне приятней. Если история предоставляет таких великих учителей, то было бы глупо у них не учиться.

 

 

Реклама